Антон Малышев (nord_tramp) wrote,
Антон Малышев
nord_tramp

Category:

"Матрица" / часть 1


Вместо предисловия. "Дорога жизни"

На юге России, в Апшеронском районе Краснодарского края, у подножия Кавказских гор есть несколько лесных поселков. Единственное средство сообщения с ними – узкоколейный поезд-"матрица", курсирующий челноком один–два раза в день...

Горная узкоколейка, построенная заключенными в 1930-х годах, начинается в Апшеронске, где в свое время был основан леспромхоз. Главное назначение линии – вывоз древесины, преимущественно ценных пород. Для обслуживания подвижного состава рядом с управлением дороги построено локомотивное депо. Основная линия длиной шестьдесят километров тянулась от райцентра через станции Самурская и Черниговская к поселку Отдаленный (станция Шпалорез). От Самурской через Гуамское ущелье уходило ответвление в Мезмай, Темнолесскую и далее на лесоразработки. Наибольшую сложность представляло строительство именно этой ветки, так как трассу железной дороги через Гуамское ущелье приходилось прорубать в скалах. На обоих направлениях осуществлялось регулярное движение пассажирских поездов. Со временем был закрыт и разобран участок от Мезмая на лесоразработки, а так же многочисленные "усы".

В 1980-х, после таяния снега и сильного паводка оказалась размыта и разрушена часть перегона Самурская–Гуамка на линии в Мезмай. Из-за сильных повреждений восстанавливать его не стали, но на изолированном участке Гуамка-Мезмай еще 10 лет продолжал ходить пассажирский поезд: тепловоз-автомотриса ТУ6П...

С распадом СССР и сменой курса реформ, все хозяйство начало приходить в упадок. Вместо развалившегося леспромхоза образовалось ОАО "Апшеронсклеспром". Уменьшился штат сотрудников. Начались проблемы с финансированием и своевременной выплатой зарплат. Не стало хватать средств на содержание и ремонт пути. Пассажирский состав из классных вагонов в начале 90-х был заменен более дешевой в эксплуатации автомотрисой ТУ6П, созвучно прозванной в народе ласковым словом "матрица". А почти все разговоры, услышанные от пассажиров, относительно узкоколейки и самого ОАО заканчивались одним вздохом: "О-о-о!".

Еще несколько лет назад уехать по узкоколейке в Отдаленный можно было прямо из Апшеронска. Рядом с управлением УЖД пассажиров встречал небольшой каменный вокзал. Он жив и поныне, но сейчас в нем только различные частные лавочки, а жители расположенных в лесу сел половину пути проезжают в сельском автобусе. Последний рейс до поселка Черниговское уходит с автостанции в шесть вечера. Маломестный "ПАЗик" переполнен. Автоматическую дверь с трудом удается закрыть. На выезде из города в салон втискивается еще один пассажир.

- Куда едешь? - водитель спускается из кабины, - полезай на капот!

Кто-то в дороге выходит, но многие остаются до конца. Через 40 минут автобус въезжает в поселок Черниговское. Это конечная, дальше автобусного движения нет. "Матрица" уже ждет пассажиров напротив здания бывшего вокзала. Она ждет и тогда, когда автобус опаздывает, потому что для большинства пассажиров - это единственная возможность к ночи попасть домой. На площади стоят автомобили. Здание вокзала открыто - сейчас в нем работает кафе.

Пассажиры размещаются в салоне мотрисы, а те, кому не хватило места - садятся в самодельный грузовой вагон, собранный на базе платформы. Вообще-то он считается багажным, но ехать-то необходимо всем. Кое-как втискивается со снаряжением группа туристов–байдарочников. Нередко в этом вагоне путешествует по несколько десятков человек...

Отправляемся по расписанию - в семь вечера. Пройдя через поселок, въезжаем в зеленый коридор. Впереди – нависшие ветви деревьев и горы. Внизу, на дне ущелья, бежит по камням река Пшеха, мелкая, быстрая и холодная, как и все горные реки. На линии множество поворотов, выложенных из прямых укороченных рельсовых звеньев, состыкованных под небольшим углом. В таких местах поезд сбавляет скорость, и так редко превышающую 15 километров в час. Тепловоз все время бросает из стороны в сторону. По этой причине проезд на открытой площадке-"палубе" формально запрещен в целях безопасности.

Наконец, первая остановка - урочище Черниговский хутор. Рядом ферма. Никого вокруг. Машинист начинает обилечивать пассажиров - сперва в салоне мотрисы, затем заходит в грузовой вагон. Воспользовавшись продолжительной стоянкой, многие выходят покурить. Тарифы относительно демократичны - билет от Черниговской до Шпалореза на май 2006 года стоит 22 рубля.

- Мы раньше ездили с Апшеронска. Было несколько классных вагонов и тепловоз. Сейчас состояние пути от Апшеронска до Черниговки такое, что даже легкую автомотрису лишний раз туда стараются не гонять. Но иногда она все же ходит пустая, когда надо сделать ремонт, - рассказывает машинист Руслан.

Грузовик привозит в Черниговский для "матрицы" бочки с топливом. Там их ставят в багажный вагон. А чтобы не срывать движение из-за поломки, еще одна такая же мотриса имеется в депо Апшеронска. Раньше пассажирский поезд обслуживала целая бригада. На тепловозе был помощник машиниста, по вагонам ходил кондуктор, он же и проводник. Теперь управляет "матрицей", следит за посадкой, продает билеты и переводит стрелки сам машинист. Полные локомотивные бригады остались только на грузовых.

Дальше едем в кабине. За очередным поворотом ускоряемся до 30 километров в час. Проскакиваем деревянные мостики через ручьи. Громко стучат колеса, попадая в большие щели на стыках. Ветки деревьев хлещут по стеклам "матрицы" и стенкам идущего за ней вагона. Вот показался справа крутой склон, лишенный растительности. За ним – водопад и мост. Впереди S-образная кривая. Поезд резко замедляет ход. Уклоны в таких местах достигают 30 тысячных. Узкая площадка, где лежат рельсы, вырублена в скале. На небольшом участке видно следы подмыва. Теперь путь подпирают железные балки. Кое-где под полотном уложены водосточные трубы - при таянии снегов с гор сходят мощные потоки воды.

Еще один поворот и видны Волчьи Ворота – большие скалы, круто уходящие вверх. Скорость падает до 5 километров в час. Правая, почти отвесная скала начинается у самой кромки шпал. Левая поднимается за глубоким ущельем, в котором шумит вода. Здесь же два обелиска: "Слава вам, герои!" и "Никто не забыт!". Шестьдесят пять лет назад в этом месте был остановлен враг. Дальше могли пройти если только разведчики. Но при этом, гора отходила к немцам примерно 15 раз! Отобьет наша армия на две недели, как вновь соперник отодвигал рубеж. Рядом – гора Оплепен, известная как "сопка 10/10". Высота ее - более километра. На вершине установлена стелла, заметить которую можно по отблескам и только в солнечный день. Поговаривают, в скалах у Волчьих были в войну пещеры. В одной из них сидел наш пулеметчик и до последнего прикрывал уходивших из сел людей. Жители шли в сторону Лазаревского, выстилая себе дорогу из камней. Каждый нес с собой камень, затем укладывал его и продолжал свой путь.

В годы сражений узкоколейка имела важное стратегическое значение. Ее охраняли. Военнопленные рубили лес, вручную заталкивали вагоны вверх, а вниз спускали их самокатом. И после войны, срубая деревья, то и дело в стволах находили осколки снарядов. Местному населению дорога память прошлого. Как и везде, жива здесь связь поколений. Шефствует над обелисками расположенная в Черниговском школа. От Волчьих ворот недалеко до станции Десятый километр. Десятый – это если считать от Черниговского, от райцентра он будет сороковой. Маленький поселок, где пустует большинство домов. Огорожен деревянным забором фермерский сенокос. "Камаз" с гидроманипулятором грузит на платформы лес. Иногда приезжают рабочие на дрезине-"пионерке", принадлежащей фермерскому хозяйству. Здесь тоже есть треугольник, за которым начинается ветка в Кушинку, длиной два с половиной километра. После короткой остановки, поезд отправляется по ней, чтоб высадив пассажиров, вернуться обратно и продолжить движение дальше на Шпалорез.

Грузовой вагон сильно качает. В двух его отделениях как всегда много людей. Канун майских праздников совпал с поминальным днем. Кто-то просто едет к родне на выходные. Несколько человек разместились на сложенных из досок "скамейках". Другие сидят на своих вещах. Остальным приходится ехать стоя. Даже шутят: "скотский вагон".

- И зимой вот так ездим. Со всех щелей дует! - жалуется народ. Из удобств только подножки; фонарь – и тот единственный на весь вагон. По потолку к нему тянется провод, несущий от тепловоза ток. Увы, другого выхода у пассажиров узкоколейки пока что нет. В маломестную автомотрису даже при большом желании всем не влезть. Альтернативы узкоколейному поезду тоже нет. Теоретически, есть объездная дорога от Черниговского до Кушинки, но пришел в упадок перевал. Теперь там даже пустой лесовоз не пройдет. Подумывали даже о возможном отселении жителей в Апшеронск из-за аварийного состояния автодорог.

- Надо отдать узкоколейку пассажирам, а лес машинами вывозить. Если будут созданы соответствующие условия, мы готовы и больший тариф платить…» - таково мнение кушинцев на этот счет. Поселок Кушинка основан в 1895 году. Среди населения довольно много армян.

- Люди хотят жить там, где родились. Тут похоронены наши родственники. Ездим, рискуя жизнью. В пути иногда бывает по нескольку сходов. Ждем, бывает, часами, пока тепловоз поставят на рельсы. Я сам могу показать место, где 15 метров пути держат несколько деревянных чапиков! Хотели об этом написать, но многие опасаются, что дорогу просто закроют…

Станция в Кушинке своеобразна. Вместо вокзала – бывший пассажирский вагон. Это "пункт сообщения". Тут и почта, и гостиница, и магазин. Люди приходят к поезду, если надо передать посылку родственникам либо знакомым, живущим в другом селе. Разворота никакого нет. На Десятый километр поезд возвращается вагоном вперед. Начинает быстро темнеть. Убираем аппаратуру, решая продолжить съемку на другой день.

- А вы случайно не террористы? - пошутил кто-то из оставшихся в вагоне людей. Вообще народ здесь не злобный. Мы не против, чтобы к нам приезжали. Места красивые. И для туризма очень хорошо. И вы тоже приезжайте в следующий раз, просто так, отдыхать!

Следующий за Десятым километром поселок Режет. Старое село разместилось на другом берегу реки. Несколько сошедших пассажиров ступают на длинный подвесной мост. Узкоколейка по-прежнему петляет посреди гор. Время от времени встречаются участки отремонтированного полотна. Здесь работала бригада путейцев – три женщины из соседних Туб. За последний год на участке до Нового Режета они сменили 112 шпал. Как и везде, больной вопрос зарплата: за одну шпалу дают 50 рублей. Пассажиры уверяют, якобы был приказ – шпалы до последнего не менять.

- Цена каждой шпалы около 100 рублей. Лес рубят, но на продажу, на материал. Берут в основном комли, а верхушки бросают. Так почему из них не сделать шпалы? Вот до чего дошли: живем в лесу и не имеем шпал!

В поселке Новый Режет - самый длинный мост через Пшеху. Два года назад его смыло весенним паводком. Бешеный поток воды сорвал железные листы с водореза, тащил деревья, даже сломал жилой дом. Жизнь лесных поселков оказалась под угрозой. Пришлось срочно ремонтировать мост. Минувшей зимой движение тоже пришлось останавливать из-за снежных заносов. Привычные плужные снегоочистители не могли убрать с пути весь выпавший снег. Почти два месяца – с января по март не ходил пассажирский поезд. В Отдаленном отменили занятия в школе. В нескольких поселках отключили свет.

Вот местный старожил – пенсионер дядя Коля. Таких как он, здесь большинство. Молодежь есть, но кто имеет возможность уезжает в тот же Апшеронск. В лесных поселках больших перспектив нет. Выручает подсобное хозяйство: птицы, корова, свиньи; возле дома фруктовый сад.

- Лес воруют! – сетует дядя Коля, открывая две банки с соком из собственных яблок и груш. В холодильнике домашнее сало, творог. Покупают колбасу и хлеб. - Все же рубят негласно. На машинах вывозят. А ну как недосчитаются, виноват кто? Лесник!

В деревенском доме с печкой - над кроватью видеомагнитофон, на полке у телевизора - ряд кассет. Телефонов у жителей пока нет. На весь поселок один единственный радиотелефон. И это роскошь: в других селах на крайний случай имеются только рации. С июля прошлого года закрыта почта – почтальон уволилась. Сейчас идут работы по внедрению сотовой связи. Многие вопросы. Многие вопросы взяла на себя компания "МТС", но есть заслуги и местных жителей. Вышку ставили в феврале, с помощью вертолета. Монтажников везли в автомашинах, которые на трудном участке дороги тянули трелевщики. В мае все планируется подключить.

За Новым Режетом стало темно совсем - в горах ночь наступает раньше. Машинист включает прожектор. Желтый луч разрезает лес на две части. С двух сторон мелькают черные стволы деревьев. Горы теперь потянулись слева; справа так же в ущелье бежит Пшеха. Кое-где ручейками с гор стекает вода, просачиваясь под полотно. Через километр с небольшим, за поворотом начинаются Вторые Волчьи. Через узкое ущелье в скалах перекинут так называемый Красный мост. Его сваи стоят на свинцовых подушках. Вокруг много камней. Горы все состоят из камней. Вдоль пути то и дело попадаются камни. В каком-то месте один рельс чуть ниже другого. Тепловоз наклоняется. В салоне спокойствие. Пассажиры привычны к экстриму узкоколейки.

- В прошлый год столкновение с дрезиной было. Я как раз впереди ехал, - вспоминает приехавший погостить на праздники Володя из Туапсе.

За Вторыми Волчьими два бывших поселка – Яблонский и Нижние Тубы, когда-то стоявших друг против друга на обоих берегах реки. Люди отсюда давно уехали. Сегодня уже не осталось даже пустых домов. Два других населенных пункта – Средние Тубы и Верхние Тубы – жилые. В Средних Тубах есть фельдшер, он один на несколько сел. Он же ведет прием в Отдаленном, специально приезжая туда. Больниц ни в одном из поселков нет, ближайшая находится в Апшеронске. Если требуется срочная госпитализация - вызывают тепловоз. "Матрица" заберет больного до Черниговской и только там передаст прибывшей бригаде врачей.

Горы незаметно расступаются. Снова тянется лесной коридор. В ночной темноте по узкоколейке бродят коровы. Услышав шум поезда, они спешат отойти с пути. Случаются и выходы лесных зверей.

- Медведя один раз гнал, - вспоминает Руслан.

Линия теперь прямая. Параллельно рельсам идет грунтовка. Впереди показались огни лесхоза, гаража и мастерских. Только здесь, за всю поездку, спеша финишировать, тепловоз развил-таки приличную скорость. Тридцатикилометровый маршрут из Черниговского в Отдаленный завершился на окраине поселка у моста через реку. Дальше с пассажирами не едут из-за плохого состояния моста. С некоторых пор он используется лишь для проезда легкой автодрезины, доставляющей продукты в магазин. По нему же проходят немногочисленные машины и мотоциклы, принадлежащие жителям села. Между досок зияют дыры. Идти по мосту в позднее время опасно для всех. Многие пассажиры возят с собой фонарики. Другие, взяв фонарик, специально приходят к "матрице" встречать своих. Нам повезло: сегодня доски сухие и хоть чуть-чуть видны в темноте. Двое парней, промчавшись на мотоциклах, на короткое время осветили фарами путь.

Поселок Отдаленный оправдывает свое название. Он наиболее крупный из расположенных по линии лесных сел. В годы советской власти в нем была построена школа, почта, два магазина; открыт Дом культуры; работала баня, столовая и медпункт. Для работников леспромхоза было возведено несколько многоквартирных жилых домов. Магазин теперь остался один. Возле него и заканчивается узкоколейка, образуя разворотный треугольник.

Во вторник, четверг и субботу из Черниговского на грузовой дрезине привозит хлеб. Внешне она похожа на приспособленный к движению по рельсам грузовик. Водитель – Федор Московой живет здесь же, в поселке, вместе со своей женой. Семья большая и дружная – шестнадцать человек детей! Старшие уже работают. Младшим до школы еще надо немного подрасти.

Осталась в поселке и школа. Другая есть только в Кушинке, поэтому здесь учатся дети с Режета, Средних и Верхних Туб. Всего учащихся примерно 70 человек. На учебу многим ежедневно приходится ездить "матрицей", так же едут на работу учителя. Поэтому начало занятий в школе согласовано с расписанием узкоколейного поезда. Все уроки начинаются с 10 часов. Перечень изучаемых дисциплин такой же как и везде. Ведется даже иностранный язык. Имеется компьютер.

Даже в преклонном возрасте учителя продолжают служить. Два пожилых педагога ведут математику и английский язык. Предметы основные, вот и трудятся, несмотря на возраст - заменить их пока заменить.

Построенные в свое время двухэтажные жилые дома уже не являются элементом комфорта. Туалет общий на улице. Отопление отсутствует уже много лет. В ряде квартир установлены печки. Сложены дрова на полу. Дымовые трубы наружу выведены через окно. Даже в некоторых рамах вместо стекол натянут полиэтилен...

Из Шпалореза обратно в Черниговский "матрица" уходит в четыре часа утра. Накануне вечером в Тубах заболел человек. Вместо ночевки на треугольнике машинист вынужден делать внеочередной рейс. Успеет вернуться – пассажиры поедут вовремя. Нам тоже предстояло уезжать в этот же день. Без пятнадцати четыре идем сквозь спящий поселок. Пустые улицы. Светятся несколько окон. С большой осторожностью проходим узкоколейный мост. Поезд успел вернуться. В салоне уже девять человек. Все здешние, за исключением двух охотников, приехавших из других мест.

Для сельских "матрица" - не просто транспортное средство. Это и место встреч. Пока едут, люди общаются, делятся новостями. Дома ведь не так то много времени для бесед. Разговоры обычные: хозяйство, поросят нечем кормить... Обсуждался и вчерашний случай в Тубах: "...парализовало, говорят кого-то. Взяла "скорая" или нет?"

В кабинах "матрицы" и дрезины небольшие иконки.

- Надеяться не на кого. Власть нас совсем забыла. - жалуются пассажиры. - Выезжаем из Черниговского в семь, а уж когда доедем, никто не знает. Так, обычно, в пути два часа выходит, но бывает несколько сходов. И ждем сидим, когда второй тепловоз придет (его гонят из Апшеронска), да когда поднимут... А если поезд с лесом с рельсов сойдет, то вызывают кран. Да что говорить, уж падали–перепадали!

Тут постепенно выясняется история упавшей лет десять назад "матрицы" с моста в Гуамском ущелье. На этот счет нам сказали две версии. По одной – был графиковый рейс. Везли пассажиров. Шел сильный снег. Начало что-то греться. Пришлось остановиться за мостом. Пока механик набирал воду, "матрица" стала скатываться назад, набрала скорость, упала. Вроде бы обошлось без жертв. По другой версии - начальство решило отдохнуть. Взяли "матрицу", поехали в Гуамку, где в горах было кафе. Большинство находилось в салоне, на передней, открытой площадке, вопреки требованиям безопасности, разместилось двое человек. По чьей-то просьбе машинист развил слишком большую скорость и мотриса вылетела с рельсов. Находившиеся впереди погибли. Остатки машины валяются в реке до сих пор. Машиниста вроде бы не судили. Каким-то образом дело удалось замять.

За день до нашего приезда сошла с рельс грузовая автодрезина. Благо, скорость была небольшой. За короткое время водитель сам поставил ее на путь. Специально для таких случаев всегда в кузове есть домкрат и кусок старого рельса. Рассказывали, под Черниговским опрокинулась как-то и наша "матрица". К счастью никто не пострадал. Путь был изношен, но сходов не было - вот и не ремонтировали его. Причина одна – нет денег. Нам в свой приезд повезло - вторые сутки ездим без сходов.

- Это исключение! - раздается в ответ.

Въезжаем в Новый Режет. Начинает понемногу светлеть. Пассажиры припали к окнам: смотрят, у кого горит свет. На остановке выходят сразу несколько человек. Прощаясь, желают всем счастливого пути. - И чтобы Волчьи проехали! - на ходу бросают они. На подходе к Волчьим Воротам "матрица" всегда тормозит. Проезжать быстро – опасно. На близкие расстояния нередко люди ходят пешком. Но и тут не все просто. В темное время становятся опасны мосты. Про мост в Отдаленном было сказано выше. Другой пример – Красный мост, где Вторые Волчьи, как раз за серединой лишен части перил.

Пока доехали до Десятого километра, совсем рассвело. Машинист переводит стрелку и толкает на Кушинку вагон. Там уже ждут. На улице утренний холод, но люди садятся и в грузовой вагон. Примерно через полчаса все выходят в Черниговском. Автобус из Апшеронска уже пришел. Кого-то встречают автомобили. Меньше чем через час, все будем в райцентре. А вечером очень многим м вновь предстоит спешить к "матрице", чтобы к ночи попасть домой.

Вместо заключения. Состояние дорог в районе, увы, плачевное. Из Черниговского в Отдаленный есть 50-ти километровая разбитая гравийка. Но она не захватывает Кушинку и Режет. К 2008 году планируется сделать трассу в Отдаленный через Фишт и даже далее - на Дагомыс. Если эти планы удастся осуществить, узкоколейку, скорее всего, закроют. Ходят разговоры о возможном отселении Кушинки и поселка на 10-м километре. Тогда жителям по-видимому предложат освобожденное жилье в Апшеронске или переехать в другой населенный пункт. А пока на этой печальной ноте приходится завершать репортаж...

Владимир Буракшаев, май 2006.
Источник: http://vk.com/club10872730
Корректор: А. Малышев.

На фото: "Матрица" в Черниговской, август 2011 г., А. Малышев.


Продолжение - по ссылке...

>> Далее: Часть 2. "Первый блин комом"

Tags: кавказ, россия, узкоколейки
Subscribe

  • "Матрица" / часть 3.4

    Дни шестой-восьмой. 12-14 августа. Просыпаемся рано - солнце еще не показалось из-за скальных стен Фишта. Зябко. Не слышно шума водопадов - в…

  • "Матрица" / часть 3.3

    День пятый. 11 августа. Просыпаемся от громких матов: мужики взялись менять амортизатор на одном из "Камазов". Давно рассвело, на часах начало…

  • "Матрица" / часть 3.2

    День четвертый. 10 августа. ...И проснулись в болоте. Ну не так, чтобы прямо в болоте, но вокруг было сыровато, грязновато и темновато.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment